В пятницу в своих апартаментах в башне «Федерация» покончил жизнь самоубийством юрист Дмитрий Шумков. В бизнесе он известен как партнер Мусы Бажаева и владелец спорткомплекса «Олимпийский»

Юрист с миллиардами: чем известен покончивший с собой бизнесмен Шумков :: Бизнес :: РБК

Владимир Путин и Дмитрий Шумков (слева направо) во время посещения ситуационного центра в Московской государственной юридической академии им.О.Е.Кутафина, февраль 2012 года

Покупатель «Олимпийского»

Юрист Дмитрий Шумков стал широко известен весной 2014 года, когда купил спорткомплекс «Олимпийский». Торги по продаже 64% акций спорткомплекса, принадлежавших городу, состоялись 23 мая 2014 года. С первого шага объект за 4,7 млрд руб. купило ЗАО «Нефтегазпрод», связанное с ОАО «Группа «Альянс» Мусы Бажаева. Однако позже на встрече мэра Москвы Сергея Собянина с «Клубом инвесторов» столицы Дмитрий Шумков был представлен как новый владелец «Олимпийского». Шумков говорил, что начнет реконструкцию «Олимпийского» осенью 2014 года и вложит в нее 10 млрд руб., чтобы сделать аналог спортивной арены Madisson Square Garden в Нью-Йорке.

Примерно тогда же «Ведомости» рассказали еще об одной покупке миллиардера: Шумков за 3,4 млрд руб. приобрел у Москвы историческое здание на ул. Варварка, 14 (бывший доходный дом Персица 1909 года постройки). Гостиницу планировалось реконструировать в пятизвездочный отель на 320 номеров. «Коммерсантъ» писал, что в реконструкцию будет вложено $250 млн, а управлять им может Mandarin Oriental.

Откуда у Шумкова такие деньги? Два его знакомых рассказывали, что деньги на покупку «Олимпийского» и проекта на Варварке предприниматель получил за посредничество — помог Мусе Бажаеву продать его Alliance Oil. Впрочем, источник, близкий к покупателю — Независимой нефтегазовой компании Эдуарда Худайнатова, говорит, что в той сделке фамилия Шумкова вообще не звучала. Представитель Бажаева об участии Шумкова в сделке говорить отказался.

Два знакомых Шумкова рассказывают также, что Бажаев и Шумков вместе занимались московской недвижимостью и в июле этого года решили поделить бизнес: Бажаев забрал «Олимпийский», а Шумков — Варварку.

Помощник Бажаева

В 2012 году Бажаев вступил в борьбу с «Норильским никелем» за лицензию на южную часть месторождения «Норильск-1» (одно из крупнейших на Таймыре, там и никель, и медь, и кобальт, и платиноиды). «В июле 2012 года конкурс за месторождение официально выиграла «Артель старателей Амура» (входит в группу «Русская платина»)  — структура Бажаева, — рассказывает знакомый Шумкова. — Шумков после этого провел очень тонкую юридическую работу: «Норникель» оспаривал итоги конкурса в судах, но проиграл, — именно Шумков готовил документы к слушаниям и отстаивал позицию владельца лицензии на «Норильск-1». В июле 2013 года премьер-министр Дмитрий Медведев подписал распоряжение о передаче месторождения «Артели старателей Амура» (представитель «Норильского никеля» в воскресенье оставил запрос РБК без ответа).

В мае 2014 года Шумков рассказывал «Ведомостям», что является партнером Бажаева по «Русской платине» и некоторым другим проектам. «Когда долго не получалось оформить лицензию на «Норильск-1», Шумков предлагал помощь, — вспоминает его знакомый. — После того как в августе 2013 года «Артель старателей Амура» все-таки получила эту лицензию, Шумков заявил, что в этом его заслуга и ему полагается 10–15% компании. Но никакой такой договоренности не было зафиксировано».

Летом этого года агентство «Михайлов и партнеры» распространило сообщение о том, что Шумков — «партнер семьи Бажаевых по сырьевым проектам» — выставил на продажу «свою долю в одном из ключевых активов компании «Русская платина» — южной части месторождения Норильск-1». Представители Бажаева тогда же опровергли «Коммерсанту» информацию о том, что Шумков владеет долей в платиновом бизнесе.

В воскресенье представитель «Альянса» подтвердил РБК эту позицию: «Шумков не владел никакими акциями и опционами на получение долей в платиновых и нефтяных активах группы».

Человек из телекома

Об инвестициях Шумкова в IT-бизнес известно немного. Через свою компанию МФК он владел 25% Центра технологий взаимодействия сетей (ЦТВС), который был создан в 2013 году. Еще 75% принадлежали компании «Центр хранения данных» (оператор сети дата-центров, работает под брендом SafeData). При этом Шумков, по данным «Коммерсанта», был одним из акционеров SafeData.

В 2014 году Шумков через ЦТВС инвестировал в крупнейший в России и один из крупнейших в мире центров обмена интернет-трафиком — компанию «Московский Internet eXchange» (МСК IX), писали «Ведомости». ЦТВС достались 26% МСК IX, сумма сделки не раскрывалась. К MСК IX подключено более 300 компаний, а объем передаваемой информации превышает 1 терабит в секунду. Через серверы компании проходит около 60% российского трафика, что делает ее одной из пяти крупнейших точек обмена интернет-трафиком в мире.

Тогда «Ведомости» писали, что к концу 2014 года компания Шумкова может увеличить долю в МСК IX до контрольной, а затем провести IPO. Однако уже с конца декабря 2014-го, по данным СПАРК, ЦТВС полностью принадлежит SafeData, контрольный пакет акций которой позже купил «Ростелеком».

В том же году Шумков через ЦТВС инвестировал в лидера российского рынка сети доставки контента (CDN, Content Delivery Network) компанию Ngenix (ООО «ССТ») и получил в ней контрольный пакет акций, писала газета «Коммерсантъ». Финансовые условия сделки не раскрывались.

 

Источник www.rbc.ru

Комментарии