08.11.2017 | 19:55

В столице Юрий Бутусов предложил свой взгляд на драматургию Чехова

Театр имени Ленсовета показал в Москве на Биеннале театрального искусства спектакль Юрия Бутусова «Дядя Ваня». Режиссер уже не раз ставил Чехова: «Иванов», «Три сестры». За «Чайку» Бутусов был отмечен «Золотой маской». В своей новой постановке Бутусов по традиции уходит от привычного восприятия чеховской драматургии и предлагает собственный взгляд. Валерия Кудрявцева делится впечатлениями от спектакля.

Незадолго до начала спектакля за кулисами – люди с белыми лицами: клоуны или мертвые души. Под слоем тальковой пыли оказываются все персонажи. Но главному герою, дяде Ване, достается больше других. Доктор, Елена, Соня, Ваня – надписи на картонных дверях отсылают не то к сумасшедшему дому, не то к коммуне.

У Бутусова нет привычных чеховских интонаций, в клочья разодрана система отношений героев. Каждый как будто сам за себя, как наедине с Богом, вынут из ткани повествования и предъявлен зрителю во всем обаянии и слабости. В нервных танцевальных движениях – болезненность и гротеск сразу. Каждый оплакивает, свое отчаяние, свою жизнь, свой страх. К исследованию страха – едва ли не главное внимание режиссера.

Юрий Бутусов − режиссер, известный нелюбовью говорить про свои работы. За любыми ответами отсылает к спектаклю напрямую. Говорит, доведись ему встретить Чехова, тоже ничего бы не спрашивал, просто прикоснулся бы к величию, как теперь прикасается к его пьесам.

«Это и есть задача − прикоснуться немножко. Потому что постичь это все равно невозможно. Только есть путь какой-то. Я не кокетничаю, это так и есть. И когда начинают говорить про концепции, неловко бывает», − поделился Юрий Бутусов.

У «Дяди Вани» − сразу шесть номинаций на «Золотую маску». Среди них – «Лучший спектакль», «Лучшая режиссура», «Лучшая мужская роль»: Александр Новиков за роль Ивана Войницкого.

«Это какая-то невероятная ситуация, если о ней задуматься. Он на 25 лет заснул. Не на год, не на два. И очнулся он в 47. Если кому-то кажется, что эти 25 лет его жизни можно объяснить каким-то бытовым объяснением, не уверен. Поэтому это какая-то фантастическая пьеса, в ней все невероятно», − отметил заслуженный артист России Александр Новиков.

Сергей Мигицко всегда мечтал сыграть интеллигента, например, профессора Преображенского в «Собачьем сердце», а доставался Шариков. И вот настоящий профессор-интеллигент Серебряков, а также номинация на «Маску» «За роль второго плана». «Я бы сказал, это спектакль − шок. Мы шли к этому шоку шаг за шагом», − подчеркнул народный артист России Сергей Мигицко. 

В финале, как всегда, – навязчивые вопросы звучат только громче и гулче. Заглушаются только 10-минутной зрительской овацией. А с программки спектакля равнодушно смотрят Шопенгауэр и Достоевский. Те самые, которыми мог бы стать, согласно собственной ремарке, дядя Ваня. Но снова так и не стал.

Новости культуры

Источник tvkultura.ru

Комментарии