15.07.2017 | 09:28

«Неделя Пригова» в Москве

Tweet

В Москве открылся фестиваль "Неделя Пригова", посвящённый памяти эксцентричного интеллектуала, одного из основателей московского концептуализма. Центральное событие фестиваля – это выставка "Дмитрий Пригов. Художественное поведение как радикальная стратегия". Точное определение для творчества поэта и художника, автора тысяч стихов, среди которых есть и такие строки: "Я всю жизнь свою провел в мытье посуды и в сложении возвышенных стихов, мудрость жизненная вся моя отсюда, оттого и нрав мой твёрд и несуров". Дмитрия Александровича Пригова нет с нами уже 10 лет. Но он по-прежнему подмигивает нам. Репортаж Елены Ворошиловой.

То с крыльями ангела за плечами, то с пугающим мефистофельским взглядом — таким Дмитрия Пригова запомнила московская богема. Он всегда что-то изобретал — одни банки будущего чего стоили.

"Обычная банка банальности и сакральности, когда поэзия переходит в торжественный слог", — уточняет зав. сектором междисциплинарных программ ГЦСИ Виталий Пацюков.

Он все превращал в стихи. Приговские стихограммы напоминают графические рисунки. Читают их как мантру. Максим Гуреев снял фильм о Пригове. Тогда Пригов превратил трехдневную прогулку по Москве в интеллектуальный монолог о Толстом, Горьком и, конечно, о себе. В финальном кадре поднялся в небо, словно репетируя свой уход, который случился через неделю.

"Дмитрий Александрович вошел на крышу Дома на Набережной и взлетел", — говорит режиссер Максим Гуреев.

Сергей Летов играл на приговских поэтических вечерах. Выпустили несколько дисков вместе. Познакомились на знаменитых худсоветах. Там Пригов не только читал — дарил друзьям гробики отринутых стихов.

"Это были маленькие книжечки: сшитые степлером. Там внутри были черновики стихов, я спросил: "А если октрыть?" -"Нельзя. Это будет эксгумация, вторжение", — рассказывает саксофонист Сергей Летов.

Пригов в своем перформансе читал "Евгения Онегина" в тибетском протяжном стиле, потом переходил на индийский или арабский. Казалось он знал все и мог говорить на любые темы.

"Для меня это был один из самых эрудированных людей, особенно сближала музыкальная тема", — признается композитор Владимир Мартынов.

Одни говорили — шаманство, другие — московский концептуализм. Пригов создавал ритмы, вкладывая в них смыслы. Не был сентиментальным, но всем помогал и сочувствовал.

"Его стихи надо читать, понимая, что это переработка огромных-огромных знаний и глубоких мыслей, это не шутка", — рассказывает вдова Дмитрия Пригова Надежда Бурова.

У Надежды Буровой осталось больше двух тысяч рисунков. Остальные — в коллекциях Эрмитажа, центра Помпиду. А еще невероятное количество стихов — говорят больше тридцати пяти тысяч. Непонятно, как он все это успел. 

Новости культуры


 

Источник tvkultura.ru

Комментарии