01.12.2017 | 15:42

Центр Мейерхольда представляет премьеру комедии по пьесе Ивана Вырыпаева

В Центре Мейерхольда сегодня − премьера. Комедию «Солнечная линия» автор пьесы Иван Вырыпаев называет терапевтической и рекомендует смотреть ее всем, кто стремится достичь гармонии в отношениях. Репортаж Анны Галинской. 

Вернер и Барбара − с ног до головы в одеждах песочного цвета. Цвета тепла и уюта, которые, возможно, были семь лет назад, когда играли свадьбу и брали кредит. Этой весной срок выплат по кредиту истекает, они станут свободными, и все деньги смогут тратить только на себя. Но как дожить до весны и не убить друг друга, не растоптать словами? Их разговор длится с десяти вечера до пяти утра. Стрелки на часах застыли так же, как и эти двое. Время остановилось, их боль замерла, и, наконец-то, вырвалась. 

Крики на пределе, слезы, драки, угрозы − они играют в игру, но по-настоящему ненавидят друг друга, страстно любя. В пьесе Ивана Вырыпаева описано, почему люди не идут на контакт. Даже, те, кто строит планы, не слышат друг друга.

«Солнечная линия» − граница вселенского масштаба между этими двумя. Текст можно разобрать на цитаты, часто нецензурные, но бьющие в точку. Комедия в чистом виде, с эффектом психотерапии. Гипертрофированно, сложно, смешно и предельно ясно: где выход. Чтобы добиться такого результата, режиссер Виктор Рыжаков заставил попотеть актеров: ни секунды на вздох − 1,5 часа «извержения вулкана».

«Это очень острая форма, поэтому это очень сложно. Но это уже такая закулисная, какая разница людям − сложно или нет. Я смотрю и все, поэтому, как я говорю, в конце есть такая легкость, должна быть легкость», − рассказал актер Андрей Бурковский.

«Я попала  в тиски этих двух сумасшедших людей: Рыжакова и Бурковского. Говорю: “Андрей, остановись я тебя умоляю, успокойся”», − поделилась заслуженная арстистка России Юлия Пересильд. 

Успокоиться не вышло, как и с легкостью перешагнуть через «солнечную линию». Но они стремятся с помощью бескрайней фантазии Вырыпаева и его давнего друга Виктора Рыжакова, который в театре на первое место ставит текст, проживая его в пространстве, для которого и была написана пьеса.

«Для этого пространства, для нас с вами, именно для этого. Знаете, как определял Станиславский театр? Театр − здесь и сейчас. Он пишет для тех людей, которые сейчас проживают в этом мире. Мы делаем спектакль для тех людей, которые пришли сюда», − подчеркнул режиссер, художественный руководитель Центра Мейерхольда Виктор Рыжаков.

Увидеть и еще раз убедиться, что главная истина, конечно же, − в любви.

Новости культуры

Источник tvkultura.ru

Комментарии